Вверх страницы
Вниз страницы
Панем сегодня. Панем завтра. Панем всегда.
Сначала один, потом другой, а потом почти все подносят к губам три средних пальца левой руки и протягивают ее в мою сторону. Этот древний жест существует только в нашем дистрикте и используется очень редко; иногда его можно увидеть на похоронах. Он означает признательность и восхищение, им прощаются с тем, кого любят.
74-е Голодные Игры объявляются открытыми.

The Hunger Games

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games » — FLASHFORWARDS; » самоконтроль, чувак, самоконтроль


самоконтроль, чувак, самоконтроль

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Gale Hawthorne & Athena Duarte
окраины 13 дистрикта, лес у озера
спустя 3 дня после 75-х Голодных Игр (после разрушения арены)

http://s7.uploads.ru/t/YBrvw.png

The Neighbourhood – Female Robbery

когда несколько дней живешь в постоянном страхе за себя или за кого-то из близких, начинаешь искать подвох в каждом встречном. она никогда не боялась за других. тем более, что никого не осталось. лишь спасала свою шкуру, сбегая из дома в леса. а он никогда не боялся за себя. лишь только за тех, кто его окружал. за ту, кто могла быть одновременно так далеко_так близко.
и трудно поверить, что судьба чертит их судьбы таким образом, чтобы они переплетались. чтобы встретились, направив друг на друга лук и нож, ища во взглядах друг друга подвох. его цель сделать все, чтобы удалось выбраться из Тринадцатого и начать жизнь так, как хотелось бы ему, а не Капитолию. а ее цель - сделать все, чтобы ей и ее спутнику удалось попасть в Тринадцатый и остаться там. и пока что только они могут помочь друг другу.

ВНИМАНИЕ!
этот эпизод отчасти носит в себе шуточный характер. а потому не удивляйтесь, если заметите где-то припадки истерии, стервозности, эпилепсии, любви, ненависти. 

+3

2

каждый день отдавался болью. каждое движение, которое уводило дальше и дальше от дома, шаг за шагом, резало мою жизнь и  мою безопасность с невероятной скоростью. было страшно. было более, чем просто страшно. но мы знали, на что идем, сбегая из родных мест и променивая их на двухнедельные походы по лесам.
в детстве мне часто говорили о том, как важно слушать во всем отца. как важно оказаться в числе профи. как стоит гордиться своей фамилией  в родном дистрикте. как важно стремиться попасть на арену. струсила ли я? до конца ответить не могу даже сейчас. мне нравился дом, нравился дистрикт, в котором я выросла, который вовсе не был похож на большинство районов Панема, затухающих и загибающихся в собственной никчемности. и, чем старше я становилась, тем более остро понимала: это не свобода. это клетка. мой дистрикт - всего лишь клетка, одна из тех, что в ведомстве Капитолия, что действует на его собственную выгоду. осознавать это было не столько больно или страшно, сколько обидно. обидно за то, что люди так поступают с людьми. что Панем это уже давно не просто государство, а деспотичное государство. обидно за отца, который верил в политику и соглашался с ней. который не хотел и хочет слушать  меня. за что он поплатился.
и вот так я, сбегая из достаточно цветущего дистрикта, в какие-то леса, вслед за собой утягивая своего "суженого-ряженого". он всегда был сильнее меня. не только физически. но и как человек. а потому мы оказались друг для друга спасением. спустя столько лет любви_ненависти нам удалось это, и мы нашли общий язык. сбегая в то, в чем даже до конца не уверены. в мифический Тринадцатый, о котором так много мыслей было у моей мамы.
мне повезло, и я, хоть и не особо тщательно, но проходила подготовку профи. я всегда знала, что сделаю все, чтобы не попасть на арену. так и вышло. нужные связи помогли мне добиться желаемого. и никогда бы не подумала, что пожалею о том, что не так уж упорно занималась. я неплохо владела арбалетом и ножами. когда мы устроили митинг, переросший в бунт в академии, где обучают миротворцев, кое-что из оружия нам удалось прихватить. в лесу же в процессе моих попыток отловить что-то, что можно поджарить и съесть, все стрелы от арбалета я удачно промахала. и моему жениху пришлось самостоятельно изготавливать лук и стрелы для него, точить ножи и заниматься нашим выживанием в принципе. сразу видно: у парня не было выбора касательно тренировок и подготовки. он даже раздобыл карту Панема, где стрелочками, крестиками, какими-то пунктирами было обозначено, где нам лучше идти, куда свернуть и так далее. в его зарисовках я не ориентировалась, но карта была у меня всегда.
засыпая в лесу, я не раз думала о том, что будет, если Дэррила не окажется рядом, а я наткнусь на какого-то чужака. чаще всего мы блуждали вместе, но чем ближе должен был оказаться Тринадцатый, тем чаще мы расходились на две стороны, блуждая по хилым лесам в этой местности и пытаясь откопать хоть какие-то следы вышеупомянутого дистрикта. наверное, в ближнем бою мне нет шансов проиграть. с картой, большим рюкзаком с кое-какой одеждой, умывальными принадлежностями, наполовину полной бутылкой воды и зажарками из хорьков, зайцев и птиц, а заодно и деревянным луком с деревянными стрелами, особо не повоюешь. и потому мы договорились отходить друг от друга далеко, но так, чтобы в случае чего было слышно происходящее с нами. чтобы в случае чего прийти на помощь. потому что я прекрасно знаю, что помочь ему не смогу. и знала, что он не простит себе никогда в жизни, если со мной что-то случится.
так и было каждый день. день изо дня мы приближались к цели. наверное, когда люди охотятся с собаками, четвероногие друзья также бегут на свежую дичь. так же мы чувствовали, что наша цель где-то рядом. но ни единого ее признака не было. иногда в голову закрадывалась мысль : "а что, если мама ошибалась, а дистрикта Тринадцать не существует уже почти целый век". к тому же, мы знали, что и Двенадцатый разрушен. а, значит, за ними могли оказаться разрушенными и другие. но искать мы не переставали. потому что больше делать было уже нечего. потому что домой нам не вернуться, и деваться некуда теперь. даже если бы был машина времени, а вместе с ней шанс вернуться домой, я бы послала машину, дом и Капитолийца, что создал эту самую машину, доела хорька и пошла бы дальше искать едва ли существующий дистрикт.
Дэррил уходил раньше меня всегда. давал мне время привести себя в порядок, переодеться, собрать снасти и замести следы. я знала, что он пойдет прямо, но будет держаться правой стороны. так всегда было. он шел вправо. я - влево. первое время мы договаривались, но позже уже свыклись с этим, и эти направления стали негласным правилом. вот и сейчас мне оставалось перешнуровать сапоги, но он не ждал меня, а ушел вперед. это значило: мы разделяемся.
несколько минут меня окружала только тишина. ни единого звука кроме тех, что обычно издает лес. только затем в нем стали различаться голоса. они были мужские, более твердые, чем у Дэррила, и вообще их было несколько, а он был один. вряд ли он смог найти, какого тушканчика необходимо съесть, чтобы твои ножи заговорили с тобой. я оглянулась по сторонам, но парня не было нигде. значит, надо было просто идти дальше. возможно, он ушел не так далеко, чтобы не услышать эти голоса и не найти меня.
итак, запомните, дорогие читатели. что, когда идешь по лесу, смотря по сторонам, не забывай смотреть под ноги. я не успела сказать "Сноу лох", как оказалась подвешена за лодыжку кверху ногами. теперь желание крикнуть, что наш президент, мягко говоря, не самый успешный человек и что его политику в рот топтала я и большая часть Панема, оказалась еще сильнее. но за полминуты такого подвешенного состояния я поняла, что такие силки он бы вряд ли стал наставлять в лесах. скорее бы выставил пару своих крыс в белых костюмах. кричать?
кричать.
что есть мочи, я начала визжать, пытаясь развязать тугой узел на ноге, но было бесполезно. вдруг, тут как в древние времена тусовка каких-нибудь аборигенов, что едят людей? в таком случае им не приглянется кролик из моего рюкзака, которого я бы им не только благополучно отдала, но и еще таких наловила. а голоса этих аборигенов все ближе. и ближе.
неужели, мы так и не найдем Тринадцатый, а меня съедят заживо?

+2

3

Прошло три дня с тех пор, как была разрушена арена, а следом за ней - и Двенадцатый Дистрикт, гаш дом. Но я до сих пор помню, как сгорало в огне всё, что было нам дорого. И вот теперь у нас нет собственного дома. Того самого, с которым связаны все воспоминания, пусть и не всегда хорошие. Тяжело было смотреть на то, как всё это обращается в пепел. Непросто было и выживать потом. Но мы справились. Среди нас подобралась группа активистов, включая меня, которые обеспечивали себя и остальных пищей. И так мы некоторое время пробыли в лесу, у того самого озера, которое мы когда-то нашли вдвоём с Китнисс. А когда за нами прилетели планолёты, это оказалось для всех совершенной неожиданностью. Многие испугались, подумав, что и на нас сейчас сбросят бомбы, как на наш родной Дистрикт. Но этого не произошло. Вместо этого нас оповестили о том, что отвезут в Тринадцатый Дистрикт и там обеспечат нас жильём, питанием и всем необходимым. Конечно же, мы в это поверили не сразу. Хотя бы потому, что были уверены, что Дистрикт-13 давным-давно стёрт с лица земли. Однако все мы были настолько утомлены и убиты горем, что в конце концов согласились. Ведь возможных исходов тут всего было два: либо мы наконец обретём крышу над головой, либо умрём - быстро, без мучений. А терять нам было уже нечего, кроме оставшихся в живых наших близких. И мы отправились в Тринадцатый на тех самых планолётах.
Жизнь здесь подчинялась чёткому расписанию, причём у каждого оно было индивидуальным и наносилось каждое утро на правое предплечье каждого жителя. Мы привыкли к этому не сразу, но выбора у нас не было. В любом случае, крыша над головой у нас теперь была. А ощущение родного, уютного дома под этой крышей, возможно, появится когда-нибудь позже. Когда-нибудь. Возможно.
А ещё некоторых из нас стали планомерно готовить к войне с Капитолием. Я тоже вхожу в число этих некоторых. Китнисс, разумеется, тоже. Она чрезвычайно важна для всех нас, она теперь является символом, примером. Сойкой-пересмешницей. Но перед тем, как дать своё согласие на то, чтобы стать ею, она выдвинула ряд своих условий. И благодаря одному из них мы оба теперь можем охотиться в лесу.
Да, мы снова, как раньше, можем выходить вдвоём в лес. Вот тольконаши отношения от этого менее натянутыми не стали. Хотя, возможно, мы оба предпринимали какие-то попытки, чтобы это исправить. Или же это делал только я, задвигая как можно дальше свои чувства к Китнисс и все мысли, с этим связанные, запирая их где-то в дальнем углу сознания. Позволяя им пробиться вперёд только тогда, когда я был с самим собой наедине.
Сегодня я снова вышел на охоту, но не с Китнисс - у неё были какие-то свои дела, - а с другим напарником. Я тут же занялся тем, что установил в лесу несколько ловушек. Затем уже вооружился луком, а напарник мой отправился было искать ягоды или что-нибудь ещё подобное. Но не успели мы разойтись на сколько-нибудь большое расстояние, как услышали пронзительный крик, источник которого находился не так уж далеко от нас: примерно там же, где я установил первую ловушку. Мы переглянулись, обменялись парой предположений насчёт того, что это мог бы быть. Крик-то вполне себе человеческий. И мы порешили на том, что я пойду разведаю, в чём дело, а напарник мой побежит за подмогой. И я пошёл разведывать.
Пришёл на место происшествия - и даже в мыслях не нашёлся, как охарактеризовать то, что увидел. В одну из моих ловушек попалась... совершенно не знакомая мне девушка! В Дистрикте я её до этого не встречал. Кто она? Разведчик из Капитолия, отправленный, чтобы пронюхать, где мы находимся? Затерявшийся житель другого Дистрикта, блуждающий по лесам в поисках неизвестно чего?
В любом случае, помогать ей выпутаться из ловушки я сразу не стал. Я подошёл ближе, изучающе разглядывая эту девушку. И только ещё больше убедился, что я её не знаю. И решил, что освобождать её будет слишком рискованно.
- Кто ты и как сюда попала? - Вот и всё, что я сказал. Лук я к тому моменту уже снял с плеча и держал в руке: так я чувствовал себя более готовым к неожиданным поворотам событий.

+2

4

Все, что происходило, имело время в несколько секунд, но казалось, что прошла целая вечность. Когда-то в детстве, когда мама пекла дома разные вкусности, ими пахло на весь наш дом. Отец, тогда еще часто улыбавшийся и жизнерадостный вцелом человек, говорил "пальчики оближешь" и что "от маминых пирогов прямо слюнки текут". А потом, когда мама раскладывала пирог, всегда говорила одно и то же. "Подожди пару минут, Афи, он горячий". И эта пара минут для  меня тянулась, словно час.
Сейчас я не чувствовала, само собой, запаха пирога. Только что лодыжка затекает от жестких объятий толстой веревки. Либо человек, который это сплел, был профи в свои лихие годы и решил тряхнуть стариной, либо просто мастерски умел делать различные силки. Профи. Сердце болезненно сжалось от воспоминаний о той, прошлой жизни. О том, что я никак не могла оставить позади. От двух историй. От смерти Катона, у которого были все шансы на победу, которому оставалось совсем чуть-чуть, чтобы выиграть. И от того, что мы оставили родителей дома, а отец моего, скажем так, напарника, имел самую тесную связь с академией, где обучали профи в нашем дистрикте. Интересно, может, сейчас я пойму, что чувствовал Катон прежде чем его скинули к тем странным собакам с Рога, а после не добили стрелой? Когда Игры только закончились, а парочка победителей вернулись домой, этот кошмар преследовал меня неделями. Он был не моим, а Катона. Потому что, по большому счету, ко мне не имел никакого отношения.
Наверное, он уже упивался вкусом победы, когда пришел к Рогу. Также как я еще минуту назад чувствовала близость Тринадцатого. Знала, что он где-то рядом. А потом для него все оборвалось. И он понял, что его победу заберут эти двое. Он хотел славы, а они нет. Они даже не особо пытались выиграть, они пытались выжить. А мы бы вполне выжили во Втором. Но сбежали за собственной победой. И сейчас я проигрываю за нас двоих. Хотя, кто знает, может Дэррил как раз-таки не прибежал, потому что также подвешен кверху ногами и болтается в попытках освободиться?
Рухнувшая арена уже не так сильно напоминала арену, как собственная жизнь. Большим заблуждением было во многих, кто считал, что жители ближайших дистриктов могут жить-не тужить и все у них замечательно. Дальние дистрикты были бедны. Но люди там были..добрее, что ли. До того, как Катон.. как закончились 74 Игры я этого не понимала. Поняла только во время Тура победителей. Ведь это правда. За них не решают, с кем им дружить_жениться_враждовать. Они вообще принимают решения не своим статусом, а сердцем, а это бесценно.
Сейчас же я не знала о том, что ценит этот парень. И зачем он ставил эту ловушку. Судя по тому, что у него в руках лук, он охотился. Может быть, силки и прочие прелести были расставлены по всему лесу, а мне повезло задуматься об этом только сейчас. Может, он просто гулял, подстреливал дичь, радовался природе_птичкам_воздуху. Надеюсь, его дичью не являются люди, потому что как общаться с каннибалами мы в академии не проходили. Рассматривая его я лишь могла отметить, что одет он не шик и блеск как - обычный охотник. Удобная для охоты одежда, необходимое для охоты снаряжение. Значит, к Капитолию он не имеет отношения уж точно. Если только агент под прикрытием. А что, охотник под прикрытием звучит вполне брутально для брутального широкоплечего мужика с луком в руке. Но нет, не похож он на тех людей, которые служили блюстителями порядка в дистриктах, уж на них я насмотрелась. Даже сейчас, когда он жестко разговаривал со мной, как с кем-то, кто может предоставить угрозу или навредить, пусть и в таком положении, его взгляд был мягче, чем тон. -У меня к вам тот же вопрос, молодой человек. - я снова раскачалась, хватаясь руками за веревку, пытаясь ее отдернуть. Не помогло. И снова повисла вниз головой. -Вообще я человек. Но, видимо, теперь подрабатываю летучей мышью за полставки. День в самом разгаре, думаю, как подобает, свернуться в свои крылья и  уснуть, не похоже? - я начала озираться по сторонам. Нет, он точно был один. Но и один вполне смог бы меня пришить. Будь я даже Миртой - у меня были бы большие шансы против здоровяка. Но телосложение у меня далеко не развито физически в плане силы ударов и отработанных приемчиков. -А вообще мне не очень удобно разговаривать, свисая вниз головой. Понимаешь, нет? - взглядом я показала на веревку. Затем снова на него. -Сними меня, у меня лодыжка затекла, а если я повишу так еще пару минут, у меня закружится голова, пойдет кровь из носа и я потеряю сознание. - по крайней мере, я читала, что так действительно бывает. Проверять особо не хотелось. Оставалось надеяться, что и ему тоже.

+3

5

Я осмотрел подвешенную на петле моей ловушки девушку с головы до ног. Одежда её явно отличается от той, которую носят в Тринадцатом дистрикте, но и на капитолийскую не похожа. Одной проблемой меньше. Хотя тут и маскировка может иметь место. Однако видно, что в этой одежде был пройден не один километр леса. Эта девушка пришла сюда издалека? Но откуда?
Пока я над этим раздумываю, она отвечает мне, и я переключаю своё внимание на её слова. По которым можно судить, что, несмотря на явно не однодневное путешествие по лесу, где выживание зависит от собственных навыков и знаний, она не утеряла своего чувства юмора. Вот только я на данный момент не расположен к шуткам; мне необходимо выяснить, кто она такая, откуда пришла и что ей нужно. И пока я этого не узнаю, позволять ей делать всё, что ей заблагорассудится, я не могу. Поэтому после того, как звучит требование освободить её, вкупе со словами о том, что будет, если она так ещё провисит, я подхожу немного ближе и говорю следующее:
- Ты ведь поняла, о чём я спросил. - Я протянул свободную от лука руку и вытащил из-за пояса девушки ножик. Потому что я её непременно освобожу, но сначала сделаю так, чтобы с её стороны не было никаких резких движений с намерением причинить мне вред. Обхожу вокруг неё, внимательно разглядывая. Кроме этого самого ножа и самодельных лука и стрел, валявшихся на земле (видимо, упали, когда незнакомка попалась в силки), ничего при ней обнаружено не было. При взгляде на самодельное оружие я вспоминаю свой собственный совет, данный Китнисс: "Если там не будет лука, сделай его сама". Плохой лук - лучше, чем никакого. Значит, не только я даю такие советы. А ещё это значит, что девушка (или тот, кто сделал для неё этот лук) имеет вполне хорошие навыки выживания в лесу. Отсюда выходит, что она либо профи, либо живёт там, где есть выход в лес, и пользуется этим выходом регулярно.
Я собираю с земли этот деревянный лук со стрелами, отношу всё это, вместе с ножом, подальше от девушки и кладу на землю, оставив при себе свой собственный лук. Повесив его за плечо, снова подхожу к незнакомке. Мысль о том, что она может быть профи, заставляет меня осмотреть её ещё раз. Убедившись, что она более не вооружена, я принимаюсь распутывать узел петли, держащей её лодыжку.
- Так кто ты и как попала сюда? - спрашиваю, практически уже разобравшись с узлом.

+2

6

Нет, ну он что, глупый? Вдруг, и правда у меня были проблемы и я могла истечь кровь, а, может, и вовсе задохнуться, если это возможно, пока он по три часа обхаживал меня кругом? Я бы могла заорать, призывая на помощь напарника, но, пока я одна и в более-менее безобидном расположении этого парня, все в порядке настолько, насколько это может быть. Пока он вытаскивает из моего пояса нож, унося его подальше от меня, я понимаю, насколько сильно сглупила. Мысли о холодном оружии, спрятанном у меня, вовсе вылетели из головы. Прожила столько дней в лесу, зато не смогла развязать веревку. Напоминает шутки о девушках. Мол, парень прожил всю жизнь с собакой, а умер после дня с девушкой.

Вообще-то, он мог бы меня уже давно прикончить,  если бы хотел. Эта мысль ненадолго заставляет расслабиться, но, тем не менее, терять бдительность нельзя, пусть он уже заслужил капельку моего доверия и уважения за то, что протерпел целых пять минут разговора со мной, не всадив стрелу в сердце. Да еще и начал развязывать узел. Либо он мазохист, либо просто-напросто добряк. Бесплатный сыр, тем не менее, бывает только в мышеловке и кто знает, какая монета мне попадется после высвобождения, не говоря уже о том, что, если он меня не поймает или не удержит, я имею все шансы разбить голову, что тоже не есть хорошо.

По его виду могу сказать, что он, скорее всего, из Одиннадцатого. Как показывали многочисленные Игры, записи, да и трансляции которых я не единожды смотрела, они там все такие. Большие. Широкоплечие. Мускулистые. И загорелые. Учитывая, что по деятельности дистрикта они вроде бы работают в саду, это не удивительно, им положен курорт на полях, где жители покрываются таким стойким загаром. По крайней мере, не похоже, чтобы он имел возможность покрыться смуглой кожей здесь, ибо серое небо не внушало надежды на то, что здесь солнце вообще присутствует. Может, Капитолий еще и распоряжается тем, где солнцу светить, а какие дистрикты обойдутся без него?

-У меня еще в правом сапоге нож, - уже без очевидной доли яда говорю я парню, пока он расправляется с узлом, что выходит у него весьма недурно, учитывая, насколько тугими веревки показались мне. -Можешь достать, я разрешаю, - в качестве показателя своей добронастроенности, я даже ухмыляюсь. Пока не стоит показывать, насколько он мне не нравится, учитывая, что пока что это единственная возможность по крайней мере стоять на ногах, а не висеть на голове или как это еще назвать, если вообще можно как-то назвать. Улыбнулся он хоть чуть-чуть или нет мне не удалось увидеть из-за гривы растрепанных рыжих волос, которые сделали шторку между нами, рассыпавшись вихрем из-за слетевшей заколки. - Пешком попала,тут вряд ли работает планолетная или железнодорожная Капитолийская сеть, - я пожимаю плечами. -Если у тебя найдется карандаш и листочек бумаги, мы вполне можем послать им жалобу и высказать свое недовольство этим фактом. Нет, ну правда, поездом ведь куда удобнее, и ноги не растираешь, и не так сильно устаешь, и охотиться не надо. Разве что на официанток, которые не вовремя приносят тебе еду, но тут уж дело случае и меткости твоих бросков ножа, - когда с веревкой почти покончено, я хватаю парню за одну из протянутых наверх, к узлу, рук. -Не поймаешь меня - тебе же хуже будет, поверь, - пусть я и стараюсь говорить как можно убедительнее, но не понимаю, что могу сделать этому бугаю. Хотя, учитывая, что я все-таки занималась в академии профи, да и проходила кое-какие тренировки в центре, где отец готовил миротворцев, может, что-то я и вспомню из былых навыков и даже тряхну стариной.

+1

7

Пока я расправлялся с узлом, от девушки поступил комментарий о местоположении ещё одного ножа. Мельком я взглянул на её правый сапог и, действительно, обнаружил торчащую оттуда рукоятку. Однако доставать оружие не торопился: мало ли, какой подвох меня ожидал. Поэтому я решил, что если и вытащу нож из её сапога, то только тогда, когда развяжу узел и она будет вынуждена за меня держаться, а значит, будет иметь меньше шансов мне навредить. Поэтому я и продолжил развязывание узла, сделав вид, что не обратил внимание на высказывание девушки.
И пока я делал это, незнакомка снова начала выдавать кучу слов на единицу времени. Забалтывать она умеет, это я сразу понял. А потому благополучно пропустил большинство слов мимо ушей, уловив для себя только самое главное: она действительно дошла до этого места пешком, по лесу. Так что сейчас, когда с узлом почти покончено, у меня остаётся ещё один вопрос.
- Откуда ты? - озвучиваю я этот самый вопрос, едва не перебивая девушку, как раз когда она хватает меня за руку. Я останавливаюсь, прежде чем сделать последнее движение, которое окончательно освободит чужую лодыжку. На последний комментарий не отвечаю, а лишь позволяю незнакомке за себя ухватиться и в это же время достаю из её сапога нож и засовываю его себе за пояс, чтобы не потерялся. Жду краткого ответа, готовый развязать узел окончательно - или же, возможно, предпринять другие меры.

0


Вы здесь » The Hunger Games » — FLASHFORWARDS; » самоконтроль, чувак, самоконтроль


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно